1547 год, 1 сентября. Данная грамота княгини Анны Стефановны Глинской - Гаврилов Посад - городок наш небольшой

Перейти к контенту

Главное меню:

1547 год, 1 сентября. Данная грамота княгини Анны Стефановны Глинской

Логотип сайта




1547 год, 1 сентября. Данная грамота княгини Анны Стефановны Глинской



1547 год, 1 сентября. Данная грамота княгини Анны Стефановны Глинской и ее сына, князя Михаила Васильевича Глинского, Суздальскому Покровскому Покровскому монастырю на сельцо Булгаково и деревню Лычово Суздальского уезда.

(л.36) Милости ради Пречистыя Богородицы Покровского монастыря, се яз, княж Васильева жена Лвовичя Глинского княгини Анна, да с своим сыном со князем с Михаилом с Васильевичем, даем в дом пречистой Богородицы Покровского монастыря в суздалском уезде свою вотчину купли селцо Булгаково да к тому селцу деревня Лычово
, што купил сын мой князь Иван у Ондрея у Булгакова.


А даем то селцо и ту деревню в дом Пречистой Богородицы Покровского монастыря вечных ради благ впрок без выкупа с лесы и с луги, и с пожнями, и со всем угодьем, куды изстари к тому селцу и к деревне потягло, куды соха и коса, и топор ходили. И игуменье и сестрам, или по неи иные игуменьи и сестры будут, то селцо и ту деревню держати за монастырем.
А даю яз, княгини Анна, то селцо и ту деревню по своем государе по муже, по князе по Василье Лвовиче, и по своих детех, по князе по Юрье и по князе по Иване, и по своей дочери по княгине по Марье, и по собе, и по своем роду, и им наш род поминати. И бог по душу нашу сошлет, и игуменье и сестрам нас поминати по тому ж, и монастырь им по нас кормити з году на год; да игуменье ж и сестрам пожаловати, пети по нашему роду и по нас понафиду и обедню ежепятниц.
А даем то селцо и ту деревню с хлебом и со всею животиною
А на то послуси: Макарей Мартемьянов сын Есипова.
А данную писал наш человек Нагайко Черкасов, лета 7050 шестаго.
(л.36 об.) К сеи данной яз, князь Михайло, руку приложил.


Источник: ГАВО. Ф.575 (Покровский монастырь). Опись 1, дело 34, лист 36 – 36 об. Подлинник 19,8 Х 28,5.


Комментарии:
Вкладчица сельца Булгакова – княгиня Анна Глинская, дочь сербского воеводы Стефана Якшича и Милицы, жена князя Василия Львовича Глинского, мать великой княгини Елены Глинской и бабка Ивана IV; умерла около 1553 года в монашестве с иноческим именем Анисья.


Глинская, княгиня Анна-


— жена князя Василия Львовича Глинского, прозванного Темным или Слепым, бабка царя Иоанна Грозного. Неизвестны ни ее жизнь до замужества, ни девичья фамилия, ни год рождения. Муж ее князь Василий Львович был подстолием Литовским, старостой и ключником Брестским и владел большими поместьями, которые были у него отняты, после того как он соединился с братом своим Михаилом, враждовавшим с королем Сигизмундом, и бежал в Москву на службу к великому князю в 1508 г. вместе со своими братьями Иваном и Михаилом. У нее были 3 дочери: Елена Васильевна, жена великого князя Василия III и мать Иоанна Грозного, выданная вдовствовавшей уже в то время матерью замуж 28 января 1526 г., Анастасия и Мария, жена князя Ивана Даниловича Хомяка Пенкова; сыновья — Михаил, Юрий и Иван Васильевичи пользовались большим влиянием в качестве родственников царя. Об Анне Глинской упоминается лишь в связи со знаменитым Московским пожаром 1547 г. Первый пожар Москвы вспыхнул 12 апреля, за ним следующий 20-го, третий вспыхнул вслед за вторым 21-го числа того же месяца. То был страшный пожар, какого не бывало дотоле в Москве. Половина Москвы выгорела совершенно; народ очень волновался, подозревая поджог. Этим воспользовались бояре, противники Глинских: они подстрекали народ, указывая на Глинских, как на виновников пожара. Главными подстрекателями черни против Глинских, в том числе и против Анны, летописец называет Благовещенского протопопа Федора Бармина, князя Федора Скопина-Шуйского, князя Юрия Темкина, Ивана Петровича Челяднина, Григория Юрьевича Захарьина и Федора Нагого. На другой день после пожара Иоанн Грозный поехал с боярами в Новоспасский монастырь навестить митрополита. Здесь царский духовник Благовещенский протопоп Федор Бармин, князь Федор Скопин-Шуйский, Иван Челяднин начали говорить, что Москва сгорела волшебством: чародеи вынимали сердца человеческие, мочили их в воде, водою этою кропили по улицам — оттого-де Москва и выгорела. Тогда царь велел начать розыски. Они были произведены следующим образом: 26-го числа, в воскресенье, бояре приехали в Кремль, собрали чернь и стали спрашивать: "кто зажигал Москву?" Подученная толпа закричала: "княгиня Анна с детьми волхвовала, вынимала сердца человеческие, да клала их в воду, да тою водою, ездя по городу, кропила — оттого Москва и выгорела". Черные люди говорили это потому, что Глинские, как близкие государю люди, безнаказанно дозволяли как самим себе, так и своей челяди производить насилия и грабеж и покрывали виновных. Во время возмущения был убит сын Анны, Юрий Васильевич, родной дядя царя, пытавшийся укрыться в Успенском соборе. Сама же Анна Глинская с другим сыном, Михаилом Васильевичем, была в то время во Ржеве, полученном ее сыном от царя в кормление. Восставшая чернь не удовлетворилась убийством Юрия: на третий день после его смерти, т. е. 29 апреля народ явился в село Воробьево, к царскому дворцу, требуя выдачи Анны, бабки царя, и ее сына Михаила, которые в то время, как думал народ, были спрятаны в покоях царя. Иоанн в ответ велел схватить зачинщиков и казнить, тогда на остальных напал страх, и они разбежались по домам. Дальнейшая судьба Анны Глинской неизвестна. Иные предполагают, что она была убита в Москве во время пожара; зная, однако, что она в то время проживала в Ржеве, а также и то, что вслед за требованием черни выдать ее, царь казнил бунтовщиков и усмирил мятеж, можно предположить, что она избегла ужасной участи, угрожавшей ей, тем более, что этой участи избег и второй ее сын кн. Михайло Васильевич.


"Полное собрание русских летописей", т. IV, стр. 296, т. VI, стр. 30; Соловьев, "История России" (изд. "Обществ. Пользы"), т. II, стр. 41, 42; Карамзин, "История государства Российского", т. VII, пр. 27, 40, т. VIII, пр. 12; Мордовцев Д., "Русские исторические женщины до-Петровской эпохи"; "Русский Архив" 1902 г., т. 2, стр. 503—504; Boniecki, "Poczet rodów", 1887 г., стр. 64; Лобанов-Ростовский, "Русская родословная книга", І, 137, 139.
А. Ельницкий.


Ее муж Василий Львович Глинский (по прозвищу Темный или Слепой) упоминается в актах Великого Княжества Литовского начиная с 1482 года; в 1508 году он переехал в Москву, умер до 1522 года (по М.Е. Бычковой – в 1515 году). Сыновья Василия Львовича и Анны Стефановны – Юрий, Иван и Михаил Васильевичи, дочери – Елена и Мария Васильевны.
Согласно списку дворцовых чинов конца 17 века князь Юрий Васильевич Глинский был около 1535 – 1541 гг. кравчим (см. Зимин А.А. О составе дворцовых учреждений. С.203); как воевода он упоминается в 1538, 1540 – 1541 и 1544 гг.; по Шереметьевскому списку стал боярином в 1539 – 1540 гг., по А.А. Зимину – предположительно в январе 1547 года ( Зимин А.А. Состав Боярской думы. С.59, С.214.). Был убит восставшими черными людьми в Москве 26 июня 1547 года. Князь Иван Васильевич Глинский фигурирует в разрядах под 1543 годом в качестве воеводы и Костромского наместника. В данной грамоте Иван упомянут как покойный, следовательно он умер в промежутке между 1543 и 1547 годами. Князь Михаил Васильевич Глинский был воеводой в 1541 – 1559 гг.

Князь Глинский Михаил Васильевич



В разрядных записях, относящихся к июлю 1547 года, июлю 1550 года, апрелю и сентябрю – октябрю 1552 года, апрелю 1554 года, он упоминается в ранге боярина, а в записях, касающихся событий 1555 и 1558 – 1559 гг. указывается в числе бояр (“воеводы бояре князь Михайла Васильевич Глинской, князь Петр Семенович Серебрянаго – Оболенской”). В грамоте от 20 января 1547 года М.В. Глинский именуется боярином и конюшим.
Елена Васильевна Глинская, не названная в публикуемой данной грамоте в числе членов рода Глинских, стала великой княгиней, женой Василия Третьего 21 января 1526 года, а умерла 3 апреля 1538 года. Мария Васильевна, ее сестра, свояченица великого князя Василия Третьего, была выдана замуж за князя Ивана даниловича Пенкова осенью 1527 года. Она была жива еще в конце 1533 года, но в грамоте 1547/48 г. упоминается уже как покойная.
Прежний владелец сельца Булгакова Андрей Булгаков в публикуемом документе не назван князем. Поэтому его нельзя отождествить с князем Андреем Ивановичем Куракой Булгаковым (основателем рода Куракиных), который в молодости участвовал в новгородском походе Ивана Третьего 1495 года, в 1500 г. присутствовал на свадьбе дочери Ивана Третьего великой княжны Феодосии и князя В.Д. Холмского. Когда князь А.И. булгаков умер, неизвестно. Неясно также, когда он мог продать село И.В. Глинскому. До 1521 года последний был, наверное, еще слишком мал, чтобы заниматься земельными сделками.
Вместе с тем в Суздальском уезде существовали нетитулованные землевладельцы Булгаковы. В 1530 – 1531 гг. Иван Булгаков сын Петров и Иван и Фома Михайловы дети Булгаковы дали вкладом в Спасо – Евфимиев монастырь деревню Бяково в Талицком стане Суздальского уезда. (Зимин А.А. Хронологический перечень.С.371, № 34). К этому роду, видимо, и принадлежал Андрей Булгаков, у которого князь И.В. Глинский купил сельцо Булгаково.
По данным середины 19 века существовало казенное село Булгаково при речке Синюхе в 10,5 верстах от Суздаля, расположенное в 1-м стане Суздальского уезда по левую сторону почтовой дороги из суздаля в Шую. Имелась также казенная деревня Лычево, в 12,5 верстах от Суздаля. Это, безусловно, те самые объекты, которые фигурируют во вкладной грамоте Глинских.
Вклад со стороны царской бабки и царского дяди в Покровский монастырь безусловно, связан с пошатнувшимся положением Глинских после июньского пожара в Москве и последовавшего за ним убийства Ю.В. Глинского. В июле 1547 года М.В. Глинский как будто продолжал сохранять свое влияние. Он назван первым среди бояр, отправившихся вместе с царем в Коломну.
Существенные изменения в поведении и карьере М.В. Глинского произошли после свадьбы царского брата, князя Юрия Васильевича, которая состоялась осенью 1547 года. По данным Никоновской летописи, на третий день после свадьбы князя Юрия Васильевича, 5 ноября, в субботу “пришла весть царю великому князь Ивану Васильевичю всея Русии, что побежали в Литву бояре князь Михайло Василиевич Глиньской да князь Иван Турунтай Проньской из своих сел изо ржевскых”. Возможно, сначала они бежали из Москвы в свои ржевские села или, будучи в своих селах, получили информацию о свадьбе князя Юрия Васильевича. Состав приглашенных на нее ясно продемонстрировал оставшемуся в стороне М.В. Глинскому, в чьих руках находится власть. Участниками свадебной церемонии были прежде всего родственницы царицы – Романовы-Юрьевы, а также Морозовы, Шуйские, Умново – Колычевы и другие. Напротив, никого из Глинских на свадьбе не было, что составляло разительный контраст по сравнению с ситуацией на царской свадьбе в феврале 1547 года.
Обойденный царским вниманием М.В. Глинский стал опасаться за свою свободу и жизнь, чем, вероятно, и была вызвана его попытка бегства в Литву. Спешно организованная погоня за беглецами привела к тому, что они сами тайно вернулись в Москву, желая повиниться перед царем, но не успели до него добраться и были схвачены недалеко от Кремля и введены в город в качестве арестантов 11 ноября 1547 года. Царь велел их допросить, но затем благодаря ходатайству митрополита Макария отпустил на поруки.
Уже летом 1548 года М,В. Глинский вновь стал использоваться на военной службе. В разрядах отмечено, что “в Василегороде с Петрова дни годовали воеводы князь Михайло Васильевич Глинской, Михайло Васильевич Годунов”.

княгиня Глинская Елена


…Отсутствие в грамоте упоминания о Елене Глинской представляется следствием определенного контроля со стороны правительства за составлением грамоты. Едва ли это могло быть проявлением обиды Анны и Михаила Глинских по отношению к их царственному внуку и племяннику. Скорее, именно правительство и, может быть, сам Иван IV не желали, чтобы Елена Глинская упоминалась как частное лицо, как одна из представительниц скомпрометированного в глазах народа рода Глинских. Ей было уготовано более торжественное поминовение – вместе с ее мужем, великим князем Василием Третьим, государем всея Руси, отцом правящего монарха.

Источник: Каштанов С.М., “Из истории русского средневекового источника. Акты X – XVI веков”. Москва, издательство “Наука”, 1996 год.


Упоминание:
1547 год, 16-й век, документы, Лычево (село)


Яндекс.Метрика
 
 
Главная | Гаврилов Посад | Гаврилово-Посадская земля - документы из истории | Документы до 1600 года | Документы с 1601 по 1789 год | Документы с 1790 по 1860 год | Документы с 1861 по 1916 год | Документы с 1917 по 1940 год | Документы с 1941 по 1953 год | Документы с 1954 по 1984 год | Документы с 1985 по 2000 год | Документы с 2001 по 2010 год | Документы с 2011 по 2020 год | Документы с 2021 по 2030 год | Села и деревни района, их история | Исчезнувшие села и деревни, их история | Люди, оставившие свой след в истории Гаврилово - Посадской земли | Культурная жизнь Гаврилово - Посадской земли | Археология Гаврилово-Посадской земли | Страница 984 | Страница 985 | Книга Памяти Гаврилово-Посадского района | Краеведческие публикации о Гаврилово-Посадской земле | Традиции кузнечного мастерства | Фотоальбомы Гаврилово-Посадской земли | Достопримечательности Гаврилово - Посадской земли | Союз краеведов Ополья | Гаврилово - Посадское благочиние | Главная Карта Сайта
Назад к содержимому | Назад к главному меню